Шванк

Шванком в немецкой фольклористике называют короткий рассказ комического содержания, иногда со стихотворным текстом.

Шванк в Германии распространен с древних времен. Хотя католическая средневековая церковь выступала против светского содержания шванков, запрещала их, все же шванки сохранились до наших дней. Особенно широко распространен шванк об Эйнохсе (X—XI в.) — бедном крестьянине, перехитрившем священника и сельского старосту. В монастырских школах были популярны близкие к шванкам басни о животных, часто восходившие к античности. Иногда их разыгрывали, как театральные сцены. Народные проповедники и в более позднее время вплетали в свои проповеди развлекательные истории. Кроме того, шванк был популярен у шпильманов и бродячих актеров; нередко актеры использовали античные сюжеты. С XIII в. они охотно исполняют французские фаблио. В 1220 г. появилось первое собрание немецких шванков «Священник Ами» Штриккера. Их герой — священник, пронырливый плут, koi орый должен быть выгнан со службы. Но так как он разгадал заданную ему епископом загадку, он остается священником, нисколько не изменяя своего поведения.

В XIV и XV вв. появляются бюргерские шванки. В XVI в. шванк, как творчество грамотного бюргерства расцветающих городов Южной и Средней Германии, достигает апогея своего развития. Ганс Сакс (1494—1576 гг.) создал на основе шванков многие из своих известных шуточных комедий. С развитием книгопечатания сборники шванков стали публиковаться. Немалое влияние оказали на шванки комические выступления, устраивавшиеся в университетах после диспутов, а также профессиональное искусство придворных шутов, которых можно было встретить не только при дворах немецких князей и герцогов, но и при аббатствах. Наконец, источником шванков был широко распространенный юмористический фольклор.

В XVII в. придворная галантная литература отвергала грубые сюжеты шванков. Однако в близкой к народу прогрессивной литературе встречались художественно переработанные сюжеты народных шванков (Гримельгаузен). Обращение к народной поэзии в период «бури и натиска» вновь ввело шванк в литературу, главным образом благодаря Готфриду Августу Бюргеру. Неисчерпаемые темы шванка — порок и его исправление, супружеская неверность и ее суровое осуждение, хитрость, обман, социальные противоречия между знатным и незнатным, бедным и богатым. В шванках осмеиваются дураки, соблазнители, воры, пьяницы, хвастуны. Духовенство, студенты, ремесленники, крестьяне, сельские бедняки, а также черт или святые — традиционные персонажи шванков.

Действие шванка развертывается либо в реальных условиях, либо на небесах или в аду. Материалом для шванка служат комические инциденты из повседневной жизни и веселые фантастические ситуации. В шванках соединилось новое и старое, национальное и международное, литературное и народное эпическое достояние. Репертуар их постоянно меняется: традиционное осовременивается, пришлое переносится в отечественную обстановку, традиционное— художественно перерабатывается поэтами, литературное — фольклоризируется. Старые формы все вновь и вновь наполняются новым содержанием. Есть сюжеты, место и время возникновения которых трудно установить. Очевидно, наименее связаны с действительностью; так называемые шванки-небылицы, близкие к сказкам. Их литературной, параллелью являются рассказы о бароне Мюнхаузене.

В ходе исторического развития менялась среда носителей шванка, а с ней и его социальные тенденции. Стихотворные шванки позднего средневековья независимо от того, сложились ли они в среде рыцарей или менестрелей, были направлены прежде всего против крестьян и духовенства. Эту направленность унаследовал и бюргерский шванк времен Реформации. Здесь представлены наряду с шванками о клириках и шванки о крестьянах. Сословная идеология феодализма ставила крестьян на самую низшую ступень сословной лестницы, поэтому и в шванках крестьянин в большинстве случаев становился мишенью для насмешек. Бюргерская сатира высмеивала не только невежество и сластолюбие духовенства или бестолковость крестьянина, но и подвергала осмеянию надменность обедневшего рыцарства. К шванкам, о которых до сих пор шла речь, позднее присоединяются шванки о юнкерах. Эти социальные тенденции проявились уже в многочисленных сборниках XVI в. В бессмертном «Тиле Уленшпигеле» крестьянин благодаря ловкости и хитрости одерживает верх над людьми других сословий. В шванках прошлого столетия о ремесленниках часты персонажи, принадлежащие к так называемым неблагородным группам — ткачам, мельникам, цирюльникам. Во многих шванках высмеивали студентов. Большая группа шванков посвящена семейной жизни, взаимоотношениям супругов. Так как элементы шванка проникли во все виды народных устных рассказов, немецкие фольклористы говорят о шванках-сказках, шванках-легендах По свидетельствам современных фольклористов, напрршер Хенсена, особенно большую роль в создании и сохранении шванков сыграли мелкие крестьяне, сельские поденщики и ремесленники. Крестьян и ремесленников высмеивали батраки и подмастерья, а все они вместе — священников, юнкеров и судей.

Рассказчики шванков обычно остроумны, обладают хорошей памятью, интересом к общественной жизни, имеют склонность к сочинительству. В наши дни многие старые сюжеты шванка утратили актуальность и их перестали рассказывать. К тому же книги и газеты, радио и кино вытесняют устный рассказ из народного быта.

Буржуазная наука мало интересовалась социальными тенденциями шванка. Исследователи шванка в ГДР уделяют особое внимание его социальному •содержанию, его исторической и общественной функции.