1

Давай я тебя укачаю, алла,
тебя я взращу на руках, алла-ю,
чтоб песня всю силу тебе отдала,
а сон успокоил кровинку мою!
О черные очи мои, алла-ю,
о сладкие речи мои, алла-ю...
Ты спи, мой сыночек, пока я пою,
прикрой свои очи скорей, алла-ю!
Я в шелк бы одела тебя и парчу,
да что-то бродягу-отца не сыщу...
Кому рассказать мне про наши дела,
про вечную горькую бедность, алла?
Сыночка несу —
тюбетеечки нет,
зима на носу —
телогреечки нет!
Достатка
в погоне
отцу не поймать,
остатка
покоя
лишается мать...
Ах, черные очи твои, алла-ю,
ах, горькие речи мои, алла-ю...

2

В синих пролетают небесах
надо мною журавли, алла,
вот письмо б на крыльях написать —
и отцу бы отнесли, алла.
Пусть он возвращается, спеша,
пока не добрался враг, алла,
пока бедная моя душа
с телом не рассталась враз, алла!
Только тот тюльпан еще живой,
что я в воду ставила, алла.
Если муж мой со второй женой —
жизнь моя истаяла, алла!
Рано утром я прерву свой сон,
молоком я накормлю, алла,
а когда ты станешь взрослым, сын,
не забудь любовь мою, алла.
Ну, да будешь помнить или нет,
всё равно расти могуч, алла,
и пускай тебя признает свет
и не знает небо туч, алла!
Свой закон у колыбельной есть,
есть для сна своя пора, алла.
Мать твоя, что пить дает и есть,—
самых горьких дум полна, алла!
Кончилась, сгорела я дотла,
не осталось ничего, алла.
Всех и всё судьба отобрала,
вот и плачу оттого, алла.
Горе мое выше головы —
нету больше силы жить, алла.
Не ушла одна беда, увы —
новая уже спешит, алла...

3

Алла-ю, алла,
свивальники —
всей длины-то в них аршин.
Алла-ю, алла,
мой маленький,
скоро вырастешь большим.
Моего ребенка локоны —
золотая голова.
Что носить —
соткем из хлопка мы
ему, алла-ю, алла!
Замутила воду рыба ли,
нет ли, алла-ю, алла?
Золотые брызги прыгали,
помутились зеркала.
Золотые брызги-родинки
твоя грудка приняла.
Спи, мой маленький,
мой родненький,
спи же, алла-ю, алла!
Проползли в траве не змеи ли?
Мы отсюда поспешим.
Алла-ю, алла,
я смерила:
скоро вырастешь большим! 

Переводы А.Наумова